Подростки и соцсети: кто кого

Интересный эксперимент провела психолог Катерина Мурашова: участники должны были на восемь часов остаться наедине с собой. Категорически запрещалось включать компьютер, интернет, телевизор, радио, нельзя было пользоваться телефоном. Смысл эксперимента (рабочая гипотеза) был в том, что детей слишком много развлекают. В итоге современный ребёнок не может сам себя занять, избегает встречи с сам собой и, более того, боится своего внутреннего мира.
Результаты были шокирующие…

Все родители были предупреждены и согласились обеспечить своим детям восемь часов одиночества.

Во время эксперимента разрешалось играть, читать, музицировать, гулять, рисовать, лепить и т.д. По желанию можно было записывать свои мысли, описывать своё состояние, действия. Если возникало сильное беспокойство, напряжение, эксперимент можно было прервать раньше положенных 8 часов, записав причину прекращения и время. На следующий день после эксперимента надо было обязательно прийти в кабинет к психологу и рассказать, как все прошло.

Вот, как описывает произошедшее Катерина Мурашова, психолог, проводившая эксперимент:

«В эксперименте принимали участие 68 подростков возрастом от 12 до 18 лет: 31 мальчик и 37 девочек. Однако довели эксперимент до конца (то есть пробыли наедине с собой восемь часов) только ТРОЕ подростков: два мальчика и одна девочка.
Семь человек выдержали около пяти часов. Все остальные — меньше.

Причиной прекращения эксперимента практически у всех было беспокойство, чувство страха, у некоторых доходящее до паники.

У трети подростков наблюдались вегетативные симптомы: приливы жара или озноб, головокружение, тошнота, потливость, сухость во рту, тремор рук или губ, боль в животе или груди, ощущение «шевеления» волос на голове. У троих возникли суицидальные мысли.

Словесно же причину прекращения эксперимента подростки объясняли достаточно однообразно:

«Я больше не мог», «Мне казалось, что я сейчас взорвусь», «У меня голова лопнет».

Новизна ситуации, интерес и радость от встречи с собой исчезла практически у всех к началу второго-третьего часа. Только десять человек из прервавших эксперимент почувствовали беспокойство через три (и больше) часа одиночества.

Так чем же занимались подростки во время эксперимента?

готовили еду, ели;
читали или пытались читать,
делали какие-то школьные задания (дело было в каникулы, но от отчаяния многие схватились за учебники);
смотрели в окно или шатались по квартире;
вышли на улицу и отправились в магазин или кафе (общаться было запрещено условиями эксперимента, но они решили, что продавцы или кассирши — не в счет);
складывали головоломки или конструктор «Лего»;
рисовали или пытались рисовать;
мылись;
убирались в комнате или квартире;
играли с собакой или кошкой;
занимались на тренажерах или делали гимнастику;
записывали свои ощущения или мысли, писали письмо на бумаге;
играли на гитаре, пианино (один — на флейте);
трое писали стихи или прозу;
один мальчик почти пять часов ездил по городу на автобусах и троллейбусах;
одна девочка вышивала по канве;
один мальчик отправился в парк аттракционов и за три часа докатался до того, что его начало рвать;
один юноша прошел Петербург из конца в конец, порядка 25 км;
одна девочка пошла в Музей политической истории и еще один мальчик — в зоопарк;
одна девочка молилась.
пытались спать, но в голове навязчиво крутились «дурацкие» мысли

Прекратив эксперимент:
14 подростков полезли в соцсети,
20 позвонили приятелям по мобильнику,
трое позвонили родителям,
пятеро пошли к друзьям домой или во двор,
остальные включили телевизор или погрузились в компьютерные игры.
Кроме того, почти все и почти сразу включили музыку или сунули в уши наушники.

разработка программного обеспечения

Все страхи и симптомы исчезли сразу после прекращения эксперимента.

63 подростка задним числом признали эксперимент полезным и интересным для самопознания.
Шестеро повторяли его самостоятельно и утверждают, что со второго (третьего, пятого) раза у них получилось.

При анализе происходившего с ними во время эксперимента 51 человек употреблял словосочетания «зависимость», «получается, я не могу жить без…», «доза», «ломка», «синдром отмены», «мне все время нужно…», «слезть с иглы» и т. д. Все без исключения говорили о том, что были ужасно удивлены теми мыслями, которые приходили им в голову в процессе эксперимента, но не сумели их внимательно «рассмотреть» из-за ухудшения общего состояния.

Один из двух мальчиков, успешно закончивших эксперимент, все восемь часов клеил модель парусного корабля, с перерывом на еду и прогулку с собакой. Другой (сын моих знакомых — научных сотрудников) сначала разбирал и систематизировал свои коллекции, а потом пересаживал цветы. Ни тот, ни другой не испытали в процессе эксперимента никаких негативных эмоций и не отмечали возникновения «странных» мыслей.

Получив такие результаты, я, честно сказать, немного испугалась. Потому что гипотеза гипотезой, но когда она вот так подтверждается… А ведь надо еще учесть, что в моем эксперименте принимали участие не все подряд, а лишь те, кто заинтересовался и согласился.»

 

В обсуждении эксперимента на «Снобе» прозвучали мнения о том, что многие из взрослых аналогично зависимы от электронных гаджетов, интернета и вряд ли бы смогли бы спокойно довести данный эксперимент до конца :)

 

Ирина Гуккина:

Каждому родителю стоит просто задуматься о том, сколько времени в сутках есть у ребенка, чтобы он был сам с собой: без наставлений родительских, без ответственности, навязанной взрослыми, без уроков и кружков, развивающих все сразу. И все ли родители готовы дать свои детям шанс быть действительно самими собой? В том числе и такими, кто себя чувствует хорошо только при наличии многих коммуникативных связей?

Многие ли родители учат своих малышей состоянию «быть одному» так же вдохновенно, как и «общаться с».

Может быть , для этого поколения очень важно найти себя в отражениях?.. Они другие…

И если мы сами еще не разучились испытывать радость от одиночества, если мы знаем, с кем или с чем можно общаться, когда ты один, нужно попробовать этому поучить наших детей.

 

Karina Khalilova:

Если подросток не отражается в «зеркале» (чужих глазах, экранах, мониторах), то он, как призрак, недосуществует. Личность как сумма отражений? Для начала формирования самосознания (12-13 лет) может и неплохо, но для почти совершеннолетних?

Моя рабочая гипотеза, выведенная из личных наблюдений за собой и своим нерепрезентативным окружением, состоит не столько в том, что детей много развлекают, а, скорее, в том, что в жизнь детей СЛИШКОМ сильно вовлечены взрослые. Распорядок дня современных детей определен на 100%, горшок с рождения, английский с года, плавать раньше, чем ходить. У современного школьника вообще есть время, неподвластное вниманию взрослых, когда он предоставлен сам себе? И в какой среде он оказывается на это время?

Для большинства из нас дети, даже подростки, все-таки остаются объектами для манипуляций — правильных и не очень. Есть ли у наших детей право решать что-либо самим? Право не ходить в школу? Не есть? Не вылезать из компа сутками? Что же тогда удивляться, что впервые встретившись с самими собой, они традиционно ждут указания извне?

 

Артур Валитов:

Обычная жизненная суета позволяет подавлять поток мыслей, как бы не замечая их. В новой ситуации человеку приходится обращать на мысли внимание, либо сублимировать их через дозволенное экспериментом действие.

Мне кажется, что данная практика может быть полезной и явиться альтернативой медитации для человека из мегаполиса, может быть болезненной и терапевтической, потому что на собственные же мысли-вопросы придется искать ответ.

Можно попробовать на ближайших выходных..

 

А как Вам этот эксперимент?

Вы смогли бы 8 часов остаться наедине с сам собой?

Может попробовать?

;)

Как приложить к груди новорождённого, в каких положениях удобней всего кормить в роддоме и дома? Как проверить…
Студентка Гродненского медицинского университета из Нигерии Олабиси и её маленькая дочка Алия показали, как носят детей у…

10 комментария(ев)

  • Я бы с довольствием осталась в одиночестве на 8 часов и даже намного больше! Я люблю быть наедине с собой! А вот насчет своего 13-летнего сына - не уверена в том, как бы он себя почувствовал. Очень было бы интересно его поведение в таком эксперименте. Предложу ему такую авантюру, если согласится, обя3ательно поделюсь ре3ультатом! Большое спасибо 3а такой материал, есть над чем пора3мыслить!
  • А я считаю этот эксперимент немного некорректным, потому что здесь все же нужно учитывать психологические факторы каждого человека в отдельности. Я вот, например, экстраверт, и молчать восемь часов для меня самое страшное наказание, хотя я могу спокойно занять себя и без современных технологий и мой мозг не будет взрываться от всяких непонятных мыслей. А вот молчать - это уже тяжеловато...не буду же я сама с собой разговаривать.
  • А чем занималась девочка, которая успешно прошла эксперимент? Тяжелый эксперимент. Мне тоже было бы тяжело разговаривать только с самой собой в течение 8 часов, хотя я не из болтливых.Что уж говорить о подростках...
    • Вела дневник, где подробно описывала свое состояние. Я и в подростковом возрасте часто оставалась без телевизора и никому не звонила - ни компьютеров, ни мобильных тогда ещё не было. То, что кажется шоком сейчас, ещё 20 лет назад было нормально...
  • А мне кажется, что результат эксперимента вполне предсказуем. Сейчас сплошь и рядом можно услышать, что ребёнка-подростка на улицу не выгонишь, от компьютер а не оторвёшь и т.д. Насчёт того, чтобы самой остаться в одиночестве... Если честно, то вот уже несколько дней моё ребёнок остаётся в дет. саду до 3х часов дня (период адаптации) - и я просто наслаждаюсь, пока я в это время одна дома.