Мама, папа, я — парашютная семья

19 -21 августа на аэродроме «Каролино», что у оз.Юбилейное состоятся соревнования любителей-парашютистов No Profi-2011.
Гродно представляют 2 команды, в состав которых,
в том числе, входят начальник аэроклуба Царик К.Н. с сыновьями и супруги Духанины.

Как совмещается родительство и столь экстремальный вид спорта?
Читаем дальше..

Константин и Светлана Царики познакомились когда-то в восьмидесятых в Витебском аэроклубе. Потом, по распределению, попали в Гродно, где на то время не было аэроклуба, но супруги-парашютисты этот пробел восполнили. И Гродненский аэроклуб стал их первым детищем.

Светлана Царик, старший инструктор, мама 2 сыновей:
Парашютным спортом я увлеклась, когда училась в институте.
Мои родители были против, и приходилось прыгать тайком от них.

В Гродно наоборот, первыми курсантами-парашютистами были дети лётчиков, которых родители приводили сами. Наверное, они хотели приобщить детей к красоте, которую сами переживали во время полётов.

Наш старший сын родился в феврале, когда мы только создавали аэроклуб, и всё время был с нами на аэродроме. Рос среди спортсменов, практически днём они же его и воспитывали, т.к. мама-папа были в небе.

Андрей прекрасно спал под шум вертолётов и плакал, когда они затихали. Лётчики шутили, что будет пилотом. Так оно и произошло, сейчас Андрей учится в Минске в Военной академии на пилота вертолёта.

К слову, Андрей сделал свои первые 100 прыжков ещё в моём животе — я как раз сдавала на кандидата в мастера спорта и беременность помогла мне, дала прилив сил и возможностей.

Конечно береглась при раскрытии и приземлении, ведь беременной прыгать с парашютом нельзя. Очень боялась за сохранность беременность, но надо было всё-таки сдать на кандидата..

И этот мой страх, я так считаю, проявился у сына, когда он пошёл в школу. Он боялся зайти в класс, стоял под дверью и не заходил. Пришлось даже обращаться к школьному психологу.

Максим, младший сын, на 8 день после рождения тоже уже был на аэродроме. В 10 мес сам научился есть кашу – ему ставили на поле зонтик от солнца, стол, кашу и он ел. Когда промахивался, когда в рот попадал.. А к году уже самостоятельно ел суп.
В садике воспитатели удивлялись такому самостоятельному ребёнку, которого не надо кормить, который сам, быстро и без уговоров съедал всю порцию и был готов к добавке.

Обоих детей кормила грудью около года, возобновила прыжки, ещё кормящей и никакого дискомфорта (приливов, застоев) не испытывала. Единственное, аккуратно надо было затягивать грудную лямку, чтобы не прижать грудь.

Дети росли спокойными, практически не болели (сопли не в счёт), не знали ни аллергий, ни каких-либо других проблем.
Росли очень самостоятельными, ответственными, т.к. всё время были среди взрослых, среди наших спортсменов. Чувство безопасности было на высоте – например, дети знали, что на речку одним нельзя, только с кем-то из взрослых, но даже в таком случае приходили спросить разрешения. Мне кажется, это и проявления большого уважения с их стороны.

С маленького возраста летали с нами, просились прыгать, но я очень боялась этого. Боялась травмировать детскую психику сильными впечатлениями, связанными с прыжками. И даже когда сыновья достигли необходимого минимума по весу (48 кг), мы в первую очередь смотрели их моральную готовность.

парашютная семья

Царик Константин, папа, начальник аэроклуба:
Нас всю жизнь объединяет общее дело, и дети при этом при родителях, а не где-то вдалеке.
То, что сыновья пошли по моим стопам – это хорошо. Конечно, когда они начали прыгать, спрос с них стал выше, теперь они уже не только дети, но и подчинённые, спортсмены. Да и требую от них больше, чем от остальных спортсменов.

Для меня самого прыжки с парашютом уже давно лишены какого-либо адреналина. Это так же рутинно, как для кого-либо другого выйти из автобуса на остановке.

дети и парашютный спорт
Царик Максим, 17 лет:
Большинство родителей не берут своих детей на прыжки, но я всегда был здесь, с мамой и папой, с самого рождения.

До того, как начал прыгать, уже знал, как укладывать все типы парашютов, используемых в аэроклубе.

Если бы у нас был парашют с подвесной системой кенгуру (позволяющей двум парашютистам прыгать вместе на одном парашюте), я бы с удовольствием прыгнул бы.
В небо просился давно, но безрезультатно.. Пока однажды папа, как бы в шутку не сказал: «Ну, пошли». Было страшно, но прыгать хотелось ещё больше.

Сейчас у меня 370 прыжков. Куда пойду учиться – ещё не знаю. Меня привлекают математика и физика, но может, как и старший брат, стану вертолётчиком.

Духанина Ольга, бухгалтер аэроклуба, мама двоих детей:
В аэроклуб я попала благодаря подруге (это была я )))) –прим. Анна), прочитавшей объявление в газете о наборе курсантов в аэроклуб. Подруга прыгнула, а меня мама не пустила. И мне пришлось прыгать в тихаря.

Когда окончила школу, поняла, что единственный способ устроиться на работу в аэроклуб, это отучиться на бухгалтера (как раз требовались).
С будущим мужем познакомилась здесь же, потом и он пришёл сюда на работу, в качестве инструктора.

…Прыжки возобновляла примерно спустя полгода после родов, при чём кормила грудью старшего сына до 1.5 лет, а дочку до 1 года. Грудь легко переносила прыжки, только один раз перед показательными выступлениями пришлось сцедиться( мы уезжали в другой город), т.к. было чувство распирания. Сыну тогда было уже около 8 мес и он активно кушал прикорм.

Возобновлять прыжки было страшно после рождения первого ребёнка — был большой перерыв плюс новая ответственность. Я очень волновалась и для меня этот прыжок был сродни героическому подвигу, преодолением себя.

Дети тоже росли с нами здесь, на аэродроме, но, несмотря на свежий воздух, не болели только первый год.
Зато хорошо спали в любых условиях, даже при звуке двигателя самолёта.

ребёнок и аэростат

Сын, когда ему не было ещё года, ходил с нами в поход, а в 3 года первый раз полетел на воздушном шаре, пилотируемом папой.

До верха корзины он не доставал, и ему сказали смотреть в ступеньку- такую специальную выемку в корзине. Взлетали на берегу Юбилейного озера и летели низко над лесом, над самыми верхушками деревьев и тут Женик увидел шишку и схватился за неё. Был практически штиль и такого «якоря» оказалось достаточно для того, чтобы шар остановился. Денис сначала не разобрался, что произошло, но заметив, сказал «Брось каку» и воздушный шар полетел дальше.

Духанин Денис, папа, инструктор аэроклуба:
Наших детей я поддерживаю в их желании летать, если есть возможность, беру в самолёт, воздушный шар. Пусть вырастут, а дальше сами решат- прыгать или нет.

Диана парашютистка

Хотя дочка( ей 4 года) уже сейчас говорит, что будет парашютистом. Сын ( ему сейчас 7 лет) тоже собирался, но когда я сломал ногу при приземлении, сказал, что передумал.

Хорошо, что мы с Олей всё время вместе, что у нас общее увлечение, работа.

Думаю именно поэтому у нас такая крепкая семья.


Многих родителей волнует вопрос: как научить ребенка читать. Хотя известно, что всему своё время, но очень уж хочется вырастить вундеркинда.. Лучше сделать так, чтоб не перегружать малыша и оставить ему хоть что-то для познания в первом классе школы.

http://dynhome.ru/
Как известно любому родителю – дети играют. Зачем они играют? Они так познают мир. Они так прорабатывают…
activ_rodi(1)
Для снижения заболеваемости ДЦП и другими нарушениями развития ЦНС у детей нашей страны, акушеры обязаны прекратить использование…

Один комментарий